Драйверы роста и барьеры в диджитализации коллекторских услуг

рукопожатие с цифровой рукой
Цифровая экономика уже кардинально изменила ситуацию в России и в мире: на первый план заметными темпами выходят компании-лидеры цифрового сектора. Диджитализация рынка юридических и коллекторских услуг – тоже уже случившееся настоящее. Что тормозит ее, а что придает ускорения?

Современные цифровые технологии могут существенно помочь в работе и облегчить труд юристов и судей целым комплексом IT-решений. Вопрос в качестве разрабатываемых программ, скорости внедрения, а также в слаженности и единой настройке процессов диджитализации юридической, коллекторской и судебной сфер.

Несомненные преимущества

К бесспорным драйверам роста рынка коллекторских услуг можно отнести уникальные IT-разработки и программы, которые появляются на стыке юридических и IT-задач и позволяют повысить качество, скорость и результат работы коллекторов. Цифровые технологии в юридической отрасли приживаются хорошо – особенно если они помогают облегчить монотонный труд и переработать огромные объёмы информации. Спектр применения IT-решений достаточно широк: от подготовки заявлений в суд до автоматической обработки судебных актов.

Стоп-факторы

Когда дело доходит до электронного судопроизводства, то тут диджитализация даёт пока сбой и показывает отсутствие системного подхода. С начала 2017 года в России в судах общей юрисдикции действует система электронных судов «ГАС Правосудие», которая была создана, чтобы ускорить время от подачи заявления в суд до вынесения приговора, убрать необходимость бумажных документов и сделать процесс более прозрачным и понятным для всех сторон. Но по факту на сегодняшний день существует множество задвоенных функций, регулярно случающихся технических сбоев и ошибок цифровой системы судопроизводства.

Одна из основных проблем перевода судебной работы в цифровое поле – отсутствие системного подхода. Так, например, разрыв в электронном взаимодействии между судебной системой и исполнительным производством не даёт выстроить единую системную работу, каждый из этих органов работает самостоятельно.

Отдельного внимания заслуживает текущая ситуация с документооборотом в судопроизводстве. У каждого органа существует своя цифровая площадка, на которой происходит взаимодействие с этим органом, но ни одна из этих электронных площадок не подразумевает избавления от бумаги, от необходимости предоставлять какие-либо документы в бумажном виде. Ежедневная ситуация: получив документы в электронном виде, суды просят продублировать их на бумаге, мотивируя это тем, что: «Мы видим ваши документы в электронном виде, но вы все равно присылайте их на бумаге» или «Нам для работы требуются документы в бумажном виде, но у нас бумаги нет, поэтому присылайте вы нам в бумажном виде». При этом технически несовершенные настройки системы могут не принять в электронном виде необходимые документы из-за их большого объема или формата, а также у каждого судьи существуют свои требования, отличающиеся от единых стандартов цифровой системы: судья, например, может запросить бумажную копию, чтобы в свою очередь предоставить её должнику или вложить в дело.

В результате теряется сам смысл судебного электронного документооборота, ведь электронный документооборот призван полностью заменить бумажный, а электронная подпись должна заменить подпись шариковой ручкой на бумаге. Такая же ситуация с документооборотом, к сожалению, имеет место и в системе судебных приставов.

Цифровизация судебной системы работает настолько слабо, что часто приходится дублировать голосом электронные задачи, например, звонить в суд, чтобы узнать, состоялось возбуждение дела или не состоялось, получил суд необходимые документы или не получил, устраивает полученный комплект документов или его нужно дополнить по индивидуальным требованиям судьи, и многие другие подобные задачи только лишь по той причине, что в электронной системе эта информация не отразилась.

Еще один важный момент электронного судопроизводства, тормозящий работу, заключается в том, что коллекторские агентства не имеют возможности видеть в системе сканы вынесенных судом определений в отношении должников. Ситуация просто абсурдна: суд выносит какое-то решение в отношении должника, но в системе невозможно его посмотреть, не видно, о чём оно. Документы второй стороны также недоступны взыскателям: ответчик отправляет свои документы в электронном виде, заверяет электронной подписью, но посмотреть их возможности нет.

Приведем еще один пример. Истцу электронная система показывает информацию о том, когда по делу назначено судебное заседание, что оно состоялось и вынесено какое-то определение. Но ответчику система показывает только само наличие иска против него, и на этом всё, никакой конкретики и никакого движения дела, результата по нему не видно. В чем тут суть? От ответчика скрывают, как движется процесс? Подобная проблема возникает каждый раз, когда взыскатели подают иски против должников, а с противоположной стороны кто-то решает подать встречные иски, которые нет возможности увидеть.

Интересно, что нельзя до сих пор подать судебный иск в отношении должника от имени юридического лица. По факту судится юрлицо, но подать иск можно только от имени физического лица, которое представляет интересы лица юридического. Конечно, в общей массе существующих проблем цифровой системы судопроизводства эта проблема не самая существенная, но хотелось бы, чтобы были иски конкретных организаций, а не только их доверенных физических лиц.

До сих пор в системе нет возможности подавать иски и заявления о выдаче судебного приказа в судебные участки мировым судьям. При этом кажется правильным не подключать мировых судей к системе «ГАС Правосудие», а создать новый правовой инструмент по разрешению споров – «электронный иск», имеющий условия для подачи и процедуру рассмотрения, аналогичные заявлению о выдаче судебного приказа, но подаваться он должен только в электронном виде и только с электронными документами без какой-либо территориальной подсудности. Рассматривать такие иски могли бы судьи, имеющие технические возможности для подключения в системе, но находящиеся в любой части страны. Результатом их рассмотрения должен быть электронный исполнительный лист или электронный судебный приказ, направляемый сразу в ФССП. Такая конструкция дешевле и быстрее может быть реализована в нашей стране, чем подключение всех судебных участков. Правда, надо начать с изменения действующего процессуального законодательства.

Есть ли выход из сложившейся ситуации?

Подводя итог перечисленным проблемам, можно сказать, что цифровизация призвана сделать процесс судопроизводства единым, быстрым и прозрачным – с подачи искового заявления в отношении должника в суд и исполнения вынесенного решения приставами. Сейчас суд и приставы – два независимо существующих механизма как электронно, так и вживую.

Устранение ошибок электронной системы в судопроизводстве и наладка единого системного процесса чрезвычайно важны и нужны бизнесу. Это позволит уменьшить себестоимость затрат для взыскателей и, соответственно, для любой компании-клиента в среднем на 30%, а также существенно сократить сроки исковых процессов по должникам компаний – примерно на 40% от того периода, что существует сейчас.

Чтобы это изменить, необходимо, чтобы государство слушало и слышало бизнес и защищало его интересы. Но пока, к сожалению, более чем за год работы системы электронного судопроизводства ничего не изменилось, работы над ошибками и с ошибками со стороны государства нет. Разве что незначительно изменился дизайн, но он, к сожалению, не влияет ни на сокращение издержек, ни на уменьшение сроков обработки дел и вынесения решений в отношении должников.

Максим БОГОМОЛОВ, генеральный директор «Агентства Судебного Взыскания»

Точка зрения автора может не совпадать с мнением редакции

29.05.2018
Подписаться

Понравилась публикация?

Подпишитесь на еженедельную рассылку от Zaim.com и будьте в курсе последних событий

Комментарии

| ответить

 
Считаете ли вы, что ужесточение регулирования МФО и коллекторов дало свои плоды?