Банкротство только для богатых

16.09.2019 | Регулирование рынка
фото с мероприятия
Проблемы банкротства физических и юридических лиц обсудили на конференции «Ведомостей» – «Институт банкротства в России. Мифы и реальность». Более 50 экспертов поделились мнением об итогах 3 лет работы, чаще других слов звучали АСВ, «Югра», «Открытие», санация, ликвидация и субординация.
Температура по больнице

По словам экспертов, растет доля электронного документооборота при процедуре банкротства, но ее сроки это не уменьшает, наоборот, за последние 3 года средний срок удлинился на 100 дней. Также отмечают усложнение самой процедуры. При этом эффективность не повышается, больше денег кредиторам возвращать не стали, значение колеблется на уровне 5-9%.

Отметили тренд роста жалоб на арбитражных управляющих: +58% за 3 года. Точность реестра должников сейчас составляет около 85%, в то время как нужно стремиться к 100-процентной точности. Важную роль в развитии института эксперты видят в большей доступности информации о банкротствах, единой базе дел. Ведь информацию о банкротстве также используют службы безопасности предприятий для проверок сотрудников и контрагентов. В общем, инфраструктура пока догоняет.

Что по физикам?

За 3 года в России появилось 123 тыс. новых банкротов – физлиц. Уже в I полугодии этого года банкротов прибавилось на 29 тыс. человек. Много это или мало? Как сказать. К примеру, в Германии регистрируют 130 тыс. банкротств в год. Потенциальных банкротов в России по разным оценкам от 7 до 12 млн человек, рассказал начальник управления принудительного взыскания и банкротства департамента по работе с проблемными активами Сбербанка Евгений Акимов. Сейчас ввиду массовости процедуры Сбербанк активно тестирует форму и единую систему по ведению процедур банкротства.

В судах при подсчете конкурсной массы особые споры вызывает единственное жилье банкрота, перепись, дарение его имущества родственникам в горизонте 3 лет от начала процедуры банкротства. Такая дальновидность считается злоумышленной.

Важный вопрос – стоимость процедуры, 25 тысяч обязательного взноса доступны далеко не всем, значит, нужно искать альтернативные пути финансирования, возможно, привлечь к этому вопросу СРО.

Что по юрикам?

По мнению Юлии Литовцевой, партнера, руководителя практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса юридической компании «Пепеляев Групп», в сфере банкротства кредитных организаций назрела реформа. В 2008 году насчитывали 1136 банков, на 1 сентября этого года осталось только 415 единиц, причем банковский сектор – самый государственный в российской экономике, доля госучастия составляет 70%. Такая концентрация стала возможна, по мнению спикера, за счет мутных процедур и непререкаемого авторитета Банка России в деле отзыва лицензий и ликвидации банков с подозрением на проблемы.

По словам спикера, АСВ приходит, чтобы разрушить банк, а не эффективно им управлять. Так, в процедурах несостоятельности в банковском секторе за 5 лет реабилитационные процедуры составили всего 10%, 90% – ликвидационные. При этом Агентство по страхованию вкладов и Банк России не слышат кредиторов – это миф, что они непогрешимы, уверен спикер: никто не рассматривает предложения собственников по оздоровлению, кредитная организация обычно ликвидируется по непрозрачным процедурам. При этом экспертов особо волнует вопрос об аффилированности АСВ с привлекаемыми исполнителями, а также цепочка сделок с перепродажей акций не имеющим доступа лицам.

Всех поголовно волнует расширение деликтной ответственности – трансформация корпоративной ответственности в субсидиарную, личную бенефициара перед кредитором. Все стремятся к субсидиарной ответственности, выжать деньги из собственника. Но кредитор – это не жертва и не потерпевший, призывает помнить Инна Вавилова, управляющий партнер консультационной группы «Прайм Эдвайс», он сам принимал решение о кредитовании и закладывал в свою ставку риски. Поэтому и ответственность должна быть общая: не доить должника, а создавать тренды.

Мифы о банкротстве

Мифы о банкротстве пытался развеять управляющий партнер адвокатского бюро «Инфралекс» Артем Кукин. По его мнению, сейчас 5 основных заблуждений о банкротстве у широкой общественности:

  1. нужно богатым, чтобы добиться освобождения от долгов, сохранить активы и стать богаче;
  2. нужно среднему классу и бедным гражданам для социальной реабилитации;
  3. служит оздоровлению бизнеса и его переходу в руки эффективного хозяйственника;
  4. банкротный туризм и иное недобросовестное поведение позволяет надежно укрыться от глаз кредиторов;
  5. почти во всех случаях имеет криминальный характер, поэтому идет тотальное привлечение к ответственности.

Ни один из них, по мнению спикера, полностью не соответствует действительности.

Общий итог конференции, по мнению автора: банкротство – это война, на которой стараются заработать все. Главное здесь – договориться. В ближайшие годы не стоит ждать упрощения или ускорения этой процедуры, а основной интерес юристов – в сфере корпоративной практики.


Анна КОТЕНКО

Подписаться

Понравилась публикация?

Подпишитесь на еженедельную рассылку от Zaim.com и будьте в курсе последних событий


 
Комментарии

| ответить
Министерство экономики хочет обязать банки и МФО перед передачей долга коллекторам предлагать выкупить его должникам по сниженной цене. Как вы расцениваете эту инициативу?