Кто в ответе за кредиты?

25.09.2019 | Работа с населением
рисунок человека с изображением семьи на спине, которого рука держит за горло
Битва титанов

В СМИ нагнетается негатив по поводу закредитованности, социальной напряженности, отсутствия экономического роста. В глазах обывателя за все решения этого вопроса отвечает кто-то один – например, президент. На деле данной проблемой вменено заниматься разным структурам.

Так, Министерство экономического развития высказало этим летом озабоченность ростом долговой нагрузки россиян, за которую отвечает Банк России. Министерство финансов солидарно: ситуация переходит критический уровень, становится социальной проблемой и угрожает финансовой стабильности страны.

Вместо кредитования производства расцвело кредитование неплатежеспособного потребления. Средний долг российской семьи перед банками в 2018 году достиг 263 тысяч.

В Банке России отбиваются, утверждая, что в розничном кредитовании нет «пузыря», что долговая нагрузка на граждан пока умеренная, сравнима с эталонными странами. А спрос на кредиты для бизнеса формируется экономическим климатом и инвестиционными ожиданиями, которые у нас, как известно, так себе. Нехватки капитала нет, был бы спрос – заемными деньгами можно обеспечить и бизнес, и граждан.

Хотя уровень задолженности населения по основному долгу по кредитам/займам требует дополнительного наблюдения на предмет возможного возникновения ситуации закредитованности населения, в том числе с учетом невысоких прогнозов в отношении его реальных располагаемых денежных доходов. Быстрый рост долговой нагрузки населения на фоне высоких темпов роста потребительского кредитования назван одной из ключевых уязвимостей российской финансовой системы.

В то же время глава Банка России Эльвира Набиуллина 6 сентября на пресс-конференции по итогам заседания совета директоров заявила, что не видит необходимости в дополнительных мерах по охлаждению рынка потребительского кредитования. За последнее время таких мер было принято уже немало: например, повышение коэффициентов риска для потребительских кредитов, которые увеличивают отчисления в резервы при выдаче рискованных займов. «Четыре повышения коэффициентов дали эффект, – заверила Эльвира Набиуллина. – То, что мы видим помесячно небольшое снижение темпов роста потребительского кредитования, не продолжение роста, а снижение, – это эффект предыдущих мер». По данным ЦБ, с апреля по июль месячные темпы роста кредитов физлиц сократились с 2% до 1,2%.

Нет кредитов – нет проблем

В итоге имеем объективные причины беспокойства власти по поводу закредитованности населения и соцнапряженности, но, с другой стороны, отсутствие роста доходов без доступных кредитов точно негативно отразится на экономике. А уж на обществе – вовсе тушите свет. Так, вводимый с 1 октября показатель ПДН призван отрезать от займов и кредитов граждан с высоким уровнем кредитной нагрузки (более 50%). Эльвира Набиуллина описала это так: «Люди с низкими доходами для того, чтобы поддержать уровень потребления, берут больше кредитов. И для них это может представлять опасность. Поэтому очень важно ввести коэффициент долговой нагрузки, чтобы эти люди, стараясь поддержать уровень потребления, не попали в еще большую кабалу». Но в жизни немного другие правила: есть ЖКХ, дети, больницы – даже если потуже затянуть пояса, этих расходов не избежать. Попробуйте сказать гражданам, что кредит более 10 тыс. рублей им теперь не доступен и придется жить по средствам: сначала копить, потом тратить, а не параллельно, как сейчас.

В итоге ребята, нагнетающие ситуацию с закредитованностью, оказали обществу медвежью услугу, так как бороться у нас, как обычно, будут со следствием, а не причиной. «По уши в долгах? Больше не дадим, выпутывайся сам». Нет кредитов – нет проблем, как говорится, министерства спокойно могут отчитаться о низкой кредитной нагрузке, а вот Росстату придется поработать над отчетами над уровнем жизни, пытаясь придать им оптимистичный вид.

Упрямые факты

Спор ведомств можно легко понять, ведь показатели закредитованности россиян напрямую зависят от методики их расчета. Так, по данным Национального бюро кредитных историй (НБКИ), суммарный по финансовому рынку уровень ПДН более 50% зафиксирован только у 11,3% заемщиков. Более чем у половины (54%) он менее 20%. Другое дело, что эти 11,3% в силу меньших требований, скорее всего, как раз клиенты МФО, а не банков. Поэтому основная проблема по отказам остро нуждающимся людям с 1 октября ляжет именно на МФО. Кстати, если бы не было МФО – их бы стоило выдумать – чтобы винить в денежных трудностях граждан.

Банки их маргинализируют, граждане – боятся, власть – грозит закрытием, а портфели – продолжают расти. Это говорит только об одном – отказываться от их услуг сейчас крайне несвоевременно. Тем более что ставка по займу давно не превышает 1% в день, что при коротких и малых займах для устранения кассового разрыва не так критично.

Структура заемщиков по значению ПДН Рис. Структура заемщиков по значению ПДН, % Источник: НБКИ
Черные кредиторы

Еще одна опасность в регулировании закредитованности в том, что спрос рождает предложение, и если законопослушные финорганизации не могут его удовлетворить, гражданин пойдет туда, где могут: к черным, неофициальным кредиторам, не ограниченным никакими ставками, резервами и сроками. От подпольной деятельности таких конкурентов страдают все – от ломбардов и МФО до банков. А статистика их выявления и последующее наказание оставляют пока желать лучшего.

Эксперты просят горшочек не варить

Бурление финансового рынка по поводу норм, вводимых в этом году, уже улеглось – документы приняты, деваться некуда, придется исполнять. Но что насчет дальнейшего усиления контроля?

Уже принятые меры регулирования закредитованности россиян считает достаточными Роман Макаров, глава сервисов онлайн-кредитования «Робот Займер» и «Робокредит»: «Наиболее логичным видится дальнейшая «тонкая настройка» кредитной политики финорганизаций со стороны Центробанка. За последний год были 4 раза повышены коэффициенты риска для банков, которые дестимулировали их работать с высокорисковыми заемщиками. В секторе МФО также были введены коэффициенты, снижена максимальная дневная ставка и ограничена сумма начисленных процентов для краткосрочных микрозаймов. Кроме того, с октября вводится обязательный расчет ПДН для каждого заемщика. Поэтому в скором времени действительно закредитованные граждане потеряют возможность и дальше наращивать свою долговую нагрузку. Серьезных запретительных мер сейчас не требуется».

Поддерживает меры Банка России по изоляции беднейших сегментов Рустам Идрисов, директор департамента розничного кредитования МКБ: «Законодатели и регуляторы экономического блока в настоящее время выбрали оптимальный путь регулирования уровня закредитованности населения путем мотивации банков на работу с сегментами с низкой кредитной нагрузкой. При этом кредитование сегментов с высокой кредитной нагрузкой повышает давление на капитал».

Андрею Пономареву, генеральному директору онлайн-платформы Webbankir, хотелось бы, чтобы изменения были поэтапными: «На фоне практически не растущих доходов населения кредитование – это едва ли не единственная возможность для людей поддержать текущий уровень жизни. Поэтому потрясения здесь не нужны ни рынку, ни потребителям, ни властям. Неслучайно ЦБ очень осторожно относится к этому вопросу».

Возмущен работой банковской системы Сурен Айрапетян, управляющий партнер Rebridge Capital: «Регулярные отказы банков в оформлении рефинансирования или ипотечных каникул лишь подливают масла в огонь. Причина сложившейся ситуации заключается в том, что банковская система отказывается разговаривать с клиентами на понятном и дружелюбном языке. Эффективной коммуникации нет. Поэтому многие люди, имеющие фактическую возможность на улучшение условий по кредитам, не могут ей воспользоваться. Система не лояльна, бюрократизирована и формализована».

И только Александр Воскобойников, председатель правления кредитно-потребительского кооператива «Банкербук», призывает наделить разумом и ответственностью самого россиянина: «По-прежнему только сам гражданин решает, сколько взять кредитов, – тут ограничения ввести сложно. Даже сейчас действуют ограничения при скоринге клиента от уровня его общей кредитной загрузки, но это особо никого не останавливает».

Что народ?

Zaim.com решил обратиться к первоисточнику и узнать, что же думают сами россияне о своих кредитах и их количестве? Специально подготовленный и проведенный опрос показал, что 29% респондентов считают уровень закредитованности россиян очень высоким, 54% – просто высоким, 17% назвали бы его средним. Подробнее об опросе здесь.

Просвещение – лучшее орудие против закредитованности

И Банк России, и компании финрынка стараются увеличивать финансовую грамотность своих клиентов. Если раньше невежество зачастую означало дополнительные доходы для кредитора, то теперь любое недопонимание условий может привести к жалобе, последующей проверке и штрафу компании. Поэтому сейчас в интересах всего рынка «клиент просвещенный».

Финансовая грамотность населения, конечно, растет, но до Запада нам еще далеко – на этом сходятся все эксперты, подтверждают международные исследования. Роман Макаров видит для этого сразу несколько причин:

  • У европейцев исторически сложилось абсолютно иное отношение к деньгам за счет традиционной рыночной экономики на протяжении столетий. У нас же рыночная экономика начала складываться не далее как несколько десятилетий назад. В результате этого у европейцев сформировалось здоровое отношение к деньгам и элементарное умение ими распоряжаться так, чтобы они приумножались, появилась интуитивная финансовая грамотность, которая активно взращивается в новых поколениях с малых лет и родителями, и всеми социальными институтами.
  • Уровень доходов у европейцев в целом выше, чем у россиян.
  • В Европе институт кредитных историй играет значимую роль – для европейцев они отражают степень возможного доверия человеку, и потому граждане заинтересованы в грамотном распоряжении деньгами, в том числе и заемными средствами. Кредитная история европейца имеет вес не только для финансовых организаций, но и для любых контрагентов. Например, гражданину с низким рейтингом может быть отказано в аренде квартиры, так как он неблагонадежен.

Таким образом, низкий поклон и большое спасибо Банку России за снижение предельной стоимости кредита, упорядочивание рынка взыскания, финансовую грамоту. Но решать, сколько денег брать в долг, россияне хотят сами. Пока на этот спрос есть предложение кредиторов, – заботиться о сохранности своих средств должны прежде всего они, отношения сторон можно считать обоюдными, по взаимному согласию, по любви. И регулятору тут делать нечего.


Анна КОТЕНКО

Подписаться

Понравилась публикация?

Подпишитесь на еженедельную рассылку от Zaim.com и будьте в курсе последних событий


 
Комментарии

| ответить
Министерство экономики хочет обязать банки и МФО перед передачей долга коллекторам предлагать выкупить его должникам по сниженной цене. Как вы расцениваете эту инициативу?