То, что нас не убивает, делает сильнее

Елена Стратьева
Директор СРО "МиР"

Что сейчас происходит в PDL-сегменте после вступления в силу с 1 июля новых регуляторных требований? Покидают ли PDL-компании рынок или перестраивают свои модели?

Регуляторы и власти ведут планомерную политику в части сокращения сегмента PDL и той социальной напряженности, которая его сопровождает, стимулируя МФО к работе с сектором МСБ и IL. Поэтому о каком-то моментальном блэкауте, случившемся 1 июля, говорить не приходится: эту дату можно считать просто очередной отсечкой для ожидающих нас среднесрочных изменений. Иными словами, для полноценной оценки влияния нового регулирования еще должно пройти время после вступления законодательных изменений в силу. Вместе с тем уже сейчас можно говорить о ряде тенденций, прослеживающихся еще после первого снижения дневной процентной ставки и «иксов» (в январе 2019 года).

Так, практически все крупные PDL-игроки начали тестировать более долгосрочные займы еще в прошлом году. Как результат, сейчас мы видим постепенное изменение структуры портфелей у некоторых из них.

Что касается небольших компаний, многие из них задумались о прибыльности бизнеса и дальнейших перспективах только после вступления в силу 1,5% и 2,5X. Отсюда результат: как СРО «МиР» указывала годом ранее, именно небольшие МКК, действующие в регионах, оказались особенно чувствительны к изменениям. От них приходит самое большое количество обращений и вопросов, связанных с проблемами в адаптации к новому регулированию. В мае–июле 2019 года количество соответствующих вопросов от МФО выросло в 2-2,5 раза в сравнении со среднемесячными показателями в декабре 2018 (месяц окончательного принятия соответствующего закона) – апреле 2019.

По экспертной оценке СРО «МиР», минимум 45% компаний, добровольно покинувших реестр Банка России в январе–июле 2019 года, связывают уход с невозможностью перестроить свои бизнес-модели.

Каким будет рынок МФО через год? По Вашему мнению, сколько останется участников? Что будет с сегментом PDL?

Частично я уже затронула эти вопросы. В целом мы полагаем, что треть участников рынка не успела перестроить свои бизнес-процессы к 1 июля и оказалась в цейтноте. Поэтому мы ожидаем дальнейшее сокращение количества МФО в реестре Банка России, как раз в основном за счет компаний, специализирующихся на коротких займах.

Вместе с тем мы убеждены, что совсем в небытие PDL не уйдет: спрос на такой продукт со стороны населения есть и будет. По крайней мере, в текущих макроэкономических условиях.

Здесь, правда, встает вопрос о финансовой доступности и защите заемщиков, которые окажутся вне поля интереса МФО, от нелегальных кредиторов. Но это уже тема для отдельной дискуссии... Если в двух словах, то в таком развитии событий не заинтересованы ни регуляторы, ни МФО. Поэтому на определенном этапе мы, как рынок, все-таки ожидаем встречных шагов от представителей ведомств и властей, когда после целой череды мер, направленных на ужесточение правил игры, наступит время стимулирующего регулирования для тех, кто остался и хочет работать прозрачно и честно.

Что это может быть? Пропорциональное регулирование, доступ к базам данных, который позволит сократить касты, и так далее.

В целом есть в происходящем сейчас на рынке и положительная сторона: потеря маржинальности, в том числе, стимулирует компании пересматривать скоринговые модели и более тщательно отбирать заемщиков. Маркетинговые отделы все больше уходят от агрессивного привлечения к работе над повышением лояльности постоянных заемщиков, работе над сервисными наполняющими своих продуктов.

Таким образом, отвечая на ваш вопрос, через год мы можем увидеть менее многочисленный, но более зрелый рынок. По крайней мере, хочется надеяться именно на такой сценарий.

Каким образом СРО проверяет работу МФО? Есть ли какие-то выборочные проверки?

Разумеется, СРО осуществляет проверки деятельности МФО. Мы контролируем соблюдение требований Федерального закона от 02.07.2010 № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», Базовых стандартов для МФО (БС защиты прав и интересов физических и юридических лиц – получателей финансовых услуг, БС по управлению рисками, БС совершения операций на финрынке), Внутренних стандартов СРО «МиР», условий членства.

Проверочные мероприятия в отношении МФО бывают плановые и внеплановые. В основу последних, как правило, ложатся те жалобы, которые поступают к нам от заемщиков микрофинансовых организаций.

В этом году мы запустили сразу две новые практики, касающиеся внеплановых проверок. Во-первых, мы начали рассчитывать на каждую МФО – нашего члена показатель, равный соотношению количества жалоб к количеству выданных займов.

Во-вторых, мы начали активно использовать в подготовке внеплановых проверок информацию из открытых источников. Так, наша PR-служба на еженедельной основе готовит специальный отчет для Контрольного комитета, включающий сообщения из СМИ, мессенджеров, сайтов региональных ведомств и т. д., в которых описаны возможные нарушения законодательства и внутренних документов СРО и фигурируют наши члены. Значительная часть этой информации попадает в «карточку» компании.

Соответственно, антилидеры по показателям, если так можно выразиться, приковывают больше внимания Контрольного комитета и являются первыми кандидатами на внеплановую проверку.

Приходят ли на рынок новые участники? Есть ли у вас новые члены? В каких сегментах они работают? Какие шансы у них на выживание и выстраивание прибыльного бизнеса?

Да, новые игроки на рынке появляются. Так, в период с начала года до сегодняшнего дня в госреестр вошли 309 компаний, равномерно распределенных по СРО МФО. 30% из них вошли в СРО «МиР».

Что касается распределения по сегментам, то здесь еще сложно говорить что-то конкретное, необходимо получить отчетность от этих компаний хотя бы за 2-3 квартала, чтобы объективно оценить их деятельность и направленность бизнеса.

Что касается шансов на выживание… Безусловно, у тех компаний, которые приходят на рынок с пониманием, что здесь происходит, какое регулирование действует, они есть. Но таких, к сожалению, очень немного. Поэтому здесь вопрос выживания лежит в плоскости правильного выбора СРО, партнеров и так далее.

Если участники рынка объединятся в плане выстраивания диалога с ЦБ и властями, возможно ли будет предотвратить принятие законопроектов, ужесточающих требования к МФО?

В вопросе диалога с регуляторами и властями помимо консолидации очень важна аргументация. Это может показаться грубым, но нельзя просто плакать, что «стало тяжело жить». Нужно предлагать меры, как сделать так, чтобы стало легче или, по крайней мере, не разрушительно тяжело.

Наглядный пример тому – те компромиссные решения, которых удалось достичь в рамках работы над резонансным законопроектом № 684667-7 («О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма» и Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях»). Финальная версия закона содержит значительно более мягкие для рынка нормы регулирования, чем первая версия законопроекта, принятая в первом чтении. Все компромиссные решения были предложены СРО «МиР» (например, не единовременное увеличение минимально разрешенного размера капитала МКК, как было предложено законодателями изначально, а поэтапное – до 2024 года). И мы признательны регуляторам и властям за то, что услышали рынок.

Какие еще законодательные инициативы, которые серьезно повлияют на рынок МФО, могут и будут приняты в ближайшее время (например, законопроект о возможном запрете МФО занимать деньги у физлиц)?

Первая версия уже упомянутого законопроекта содержала в себе увеличение минимальной суммы инвестиций в МФО в 2 раза – с 1,5 млн до 3 млн рублей. Это требование не было принято и не вошло в конечную версию законопроекта. Вместе с тем в СМИ недавно появилась информация, что норма просто была перенесена в другой законопроект и ее введение будет рассматриваться в Государственной Думе в осеннюю сессию. СРО «МиР» неоднократно отмечала и будет отмечать избыточность такой меры. По крайней мере, на текущий момент. Изначальный запрет на привлечение средств физлиц МКК и введение минимального порога вложений в МФК в размере 1,5 млн рублей были призваны отсечь так называемых непрофессиональных инвесторов и тем самым защитить от более рискованного в сравнении с банковскими вкладами инструмента обычных граждан. Вы много знаете финансово неграмотных граждан, у которых есть «лишние» 1,5 млн рублей, которые они могут свободно куда-либо вложить? Я лично нет.


Интервью подготовила Маргарита ГВОЗДЕВА

13.08.2019
Подписаться

Понравилась публикация?

Подпишитесь на еженедельную рассылку от Zaim.com и будьте в курсе последних событий


 
Личные мнения Все
Цель скрипта: не задать нужный вопрос, а получить нужный ответ Александр Шикинов
Директор по продажам “Манго Телеком”
МФО по-африкански: чего ожидать российской компании от рынка кредитования в ЮАР? Чисала Тембо
Управляющий директор компании “Лайм-Займ” в Южной Африке
То, что нас не убивает, делает сильнее Елена Стратьева
Директор СРО "МиР"
Министерство экономики хочет обязать банки и МФО перед передачей долга коллекторам предлагать выкупить его должникам по сниженной цене. Как вы расцениваете эту инициативу?