Обзор: банки и регуляторы мира

26.09.2019 | 1198
вывеска банка
Неизменная роль регуляторов финансовых рынков заключается в формировании правил игры, способствующих предотвращению системных рисков, обеспечивающих защиту прав потребителей. Однако иногда правила игры превращаются в тяжелую кабалу. Исполнение жестких требований становится непосильной задачей для многих участников рынка, что приводит к снижению уровня конкуренции и порождает риски, связанные с недоступностью финансовых продуктов для некоторых категорий граждан.
Кто следит за финрынками

Не во всех странах функции по регулированию финансовых рынков возложены на Центральный банк (как в России). Например, в Мексике созданы два органа. Первый – это CONDUSEF (Национальная комиссия по защите пользователей финансовых услуг Мексики), контролирующий процесс взаимодействия компании и их клиентов с целью выявления и предотвращения нарушений прав потребителей. Второй орган – это CNBV (Национальная комиссия по фондовому рынку и банкам), регулирует банки и другие учреждения (привлекающие вклады или работающие на фондовом рынке) в плане предотвращения отмывания денег и любых системных рисков.

В Чили как банковский, так и микрофинансовый сектора регулируются CMF (Комиссией по финансовому рынку).

В Колумбии надзор за финансовой системой осуществляет Superintendencia Financiera de Colombia (SFC), включая страхование и фондовый рынок. SFC контролирует в том числе вопросы, связанные с управлением, использованием или инвестированием средств, привлеченных от населения. Superintendencia Solidaria контролирует кооперативный сектор, а Superintendencia de Sociedades контролирует кредиторов и иные компании, которые не находятся под контролем SFC.

Как регуляторы относятся к МФО

Большинство стран входят в Базельский комитет, поэтому они используют международные стандарты в регулировании банковского сектора. А вот сектор микрофинансирования везде регулируется по-разному.

«Единый подход к регулированию микрофинансовых рынков в мире пока не сформирован. Однако в целом отношение вполне либеральное», – рассказал Роман Макаров, генеральный директор МФК «Займер». Так, в странах Азиатско-Тихоокеанского региона сектор МФО сейчас находится в активной фазе развития сразу по двум направлениям – микрокредитования бизнеса и населения. В этих странах рынок микрофинансирования играет особое значение, так как большое количество граждан по тем или иным причинам не имеют доступа к банковским продуктам. Финансовые регуляторы здесь благосклонны к МФО.

В Европе и США банковское кредитование доступнее, однако после кризиса 2008 года, который вызвал на какое-то время его парализацию, микрофинансирование также получило стимул к развитию. Например, в Великобритании в 2014 году были установлены минимальные дневные ставки и суммы переплат по займам. В России в этом году микрофинансовый сектор был реформирован именно по британскому образцу. В США микрофинансовый сектор развивается наиболее активно из развитых стран: здесь происходит наибольшее количество IPO этого сектора.

В каких странах регулятор решил «подрезать крылышки» микрокредиторам

Регуляторы в некоторых странах решили усложнить жизнь микрофинансовым организациям. В Финляндии вступил в силу закон, ограничивающий размер процентной ставки и максимальную сумму переплаты (с учетом штрафов и пеней). Потолок стоимости займов размером до 2000 евро снизился с 50% до 20% в год.

В Новой Зеландии планируется уменьшить максимально возможный размер процентной ставки по займам до 0,8% в день.

Министерство планирования и финансов Мьянмы недавно постановило, что снижает процентную ставку по микрокредитам с 30% до 28%.

В Италии регулятор уже применяет практику ограничения максимального размера стоимости займа. Каждый квартал публикуется максимально допустимая процентная ставка. Если компания не удовлетворяет этим требованиям, то она автоматически попадает под 664 УК Италии – ростовщическую деятельность.

Австралийский регулятор (Australian Securities and Investments Commission – Австралийская комиссия по ценным бумагам и инвестициям) в последнее время ополчился на небанковских кредиторов, безжалостно штрафует их за завышенные ставки, недобросовестные практики сбора долгов, несправедливые дополнительные сборы и неадекватную оценку финансового состояния клиентов. Комиссия стала инициатором нескольких громких судебных процессов в отношении кредиторов.

Нелегкая жизнь южноафриканских кредиторов

Спрос на кредиты в Южной Африке очень высок. Основная причина кроется в состоянии экономики и неразвитой культуре сбережений и инвестиций среди южноафриканских потребителей. Как правило, ежемесячный доход работника не может покрыть все его расходы, и человек, закрывая один микрокредит, сразу оформляет следующий и попадает в замкнутый круг. Однако несмотря на то что спрос высок, более 50% потребителей имеют настолько высокую задолженность, что их даже не рассматривают в качестве претендентов на получение займа.

Суметь соблюсти все требования регулятора и при этом остаться успешными и конкурентными на южноафриканском рынке кредитования, так же как и в России, совсем непросто. Цели Национального кредитного регулятора, как государственной организации, и цели кредиторов разнятся, и зачастую регулятор принимает решение в пользу клиентов. «Например, несколько недель назад парламент одобрил законопроект «Об облегчении долгового бремени», который позволяет потребителям с доходом менее 7500 рэндов иметь определённую сумму необеспеченного долга, чтобы он был законно списан. Таким образом, в ближайшее время будут списаны кредиты на сумму от 13,2 млрд до 20 млрд рэндов. Вся финансовая индустрия и некоторые политические партии выступали против этой инициативы, так как она принесёт значительный ущерб компаниям, в особенности микрофинансовому сектору», – рассказала Чисала Тембо (Chisala Tembo), управляющий директор компании «Лайм-Займ» в Южной Африке.

Ограничение ставок: добро или зло?

Как было указано выше, многие регуляторы решили ограничить максимальную ставку по займам. Мнения экспертов по этому вопросу разделяются.

Франциско Де Хойос Парра (Francisco De Hoyos Parra), глава по связям с общественностью и социальной ответственности в Provident (жилищные займы), Мексика, полагает: «Регулирующий орган должен понимать стоимость выдачи займа. Однако ограничение процентных ставок делает рынок менее конкурентоспособным и стимулирует людей на свой страх и риск обращаться к теневым компаниям».

Эксперт считает, что правительство должно обучать граждан финансовой грамотности и обеспечивать прозрачность предоставляемых финкомпаниями услуг.

В Чили регулятор установил предел процентной ставки для банков, что стимулирует последних отказывать в предоставлении кредитов некоторым категориям граждан. «Это открывает двери для получения займов у «черных кредиторов» или у нерегулируемых финансовых компаний, что может быть весьма опасным. Поэтому если мы имеем только политику регулирования максимальной ставки, то это само по себе не принесет положительного эффекта. Необходимо, чтобы эта мера работала рука об руку с программами повышения финансовой доступности для людей с ограниченными ресурсами», – заметил Диего Кайседо (Diego Caicedo), соучредитель и генеральный директор OmniBnk.

Аннастасия Камвити (Annastasia Kamwithi), главный редактор сайта socialfish.org, придерживается немного другого мнения: «В Кении регулирующий орган устанавливает лимиты на процентные ставки для банков и микрофинансовых организаций, а также диктует требования к кредитам и другим продуктам. На мой взгляд, это отличная идея. Я была банкиром 8 лет, и если банки не регулируются, они имеют склонность чрезмерно эксплуатировать своих клиентов, стремясь получить больше прибыли. Основным источником дохода для банков и микрофинансовых организаций являются проценты, которые они зарабатывают, предлагая кредиты, и если им дать возможность устанавливать собственные ставки, клиенты определенно пострадают».

Во всем мире регуляторы пытаются защитить клиентов финансовых организаций и снизить системные риски. Поэтому ошибочно считать, что только российский Центробанк закручивает гайки и задает невыполнимые правила игры. Такая практика имеет место быть и в других странах.

А что касается ответа на вопрос, нужна ли свобода на финансовых рынках или все должен решать регулятор, то, безусловно, регулятор должен иметь решающее слово. Однако в погоне за обеспечением защиты прав потребителей регулятор не должен забывать о правах финкомпаний. К тому же устанавливаемые требования не должны делать жизнь легальных компаний невыносимой на радость «черным кредиторам».


Маргарита ГВОЗДЕВА

Подписаться

Понравилась публикация?

Подпишитесь на еженедельную рассылку от Zaim.com и будьте в курсе последних событий


 
Комментарии

| ответить