Инфляция в России как результат спецоперации на Украине: причины и прогнозы

11.05.2022 | 675
печатный станок
Фото: Артем Геодакян
Военная спецоперация России на Украине отражается на россиянах ростом цен на большинство товаров и услуг. По заявлению Банка России, который известен консервативными прогнозами, официальная инфляция в 2022 году составит 18–23%.
Статья Zaim.com посвящена фундаментальным причинам инфляции, как она может измениться с учетом теоретического присоединения ЛНР и ДНР, а также обзору денежно-кредитной политики Банка России по ее сдерживанию.

Изучением причин и методов борьбы с инфляцией занимается наука макроэкономика. В отличие от многих других наук, в макроэкономике существуют разные научные школы, которые не сходятся в своем понимании даже базовых вещей и причинно-следственных связей. Например, все согласны с законом о сохранении энергии или законом Архимеда, но мнения о том, почему происходит инфляция и как с ней справиться, могут быть полярными даже у нобелевских лауреатов по экономике.

Печатный станок и вертолетные деньги

О том, что инфляция зависит от денежной массы в обращении, говорили еще с древних времен. Наиболее полно оформил это представление нобелевский лауреат Милтон Фридман, сделав эту концепцию частью созданной им макроэкономической теории монетаризма. По мнению экономиста, если рост выпуска отстает от эмиссии денег, то инфляция неминуема, так как чем больше денег (при неизменном количестве товаров и услуг), тем меньше покупательная способность одной денежной единицы и, как следствие, выше цены.

Сейчас остро стоит вопрос с выплатами беженцам и материальной помощи семьям погибших, вызовет ли это инфляцию или нет. В будущем, возможно, придется отстраивать Украину и снова возникнет вопрос, откуда взять деньги. Нужно ли будет гражданам и бизнесу в очередной раз затянуть пояса или можно будет просто включить денежный принтер, не боясь инфляции?


Ниже пример Японии, сравнение денежной массы, то есть того самого печатного станка (показатель М2, верхний график) и уровня инфляции (показатель CPI, нижний график) с 1997 по 2017 год. По ним видно, что денежная масса увеличилась на 64%, а инфляция – только на 1%.

Пример с Японией наиболее показательный, в других странах на разных временных рядах может наблюдаться то схожая динамика денежной массы и инфляции, то разнонаправленная, то хаотичная.

Ниже два аналогичных показателя по России. На графике сверху динамика денежной массы (М2) с 2016 года по настоящее время, в процентах год к году. На нижнем графике показатель инфляции за тот же период. Динамика обоих графиков схожа, хотя разбег по количественным показателям заметно отличается. На 1 апреля 2022 года и прирост денежной массы, и уровень инфляции были возле отметки в 17%, а в первой половине 2018 года инфляция доходила вниз, до 2,2%, а денежная масса росла на 9,4%. В целом же легко заметить, что количественные значения инфляции сильно меньше показателей денежной массы.

Источник: Банк России

Важно заметить, что исторически оба показателя имеют тенденцию к росту: цены намного чаще растут, нежели падают (учитывая фактор сезонности), то же самое и с денежной массой, что затрудняет проведение корреляционного анализа. Более того, само по себе однонаправленное движение двух графиков не всегда означает причинно-следственную связь между ними.

Поэтому рост денежной массы далеко не всегда негативно сказывается на состоянии экономики, в том числе на инфляции. Проблемы возникают, когда в стране тренд на сокращение денежной массы, и очень желательно, чтобы в России этого не случилось.

Печатный станок как защита от нищеты

По информации, взятой из доклада Банка России «Источники роста денежной массы», существуют два основных источника роста денежной массы (то есть печатания денег): кредитование и выплаты из бюджетных фондов. То есть денежная масса увеличивается, когда физические лица или организации берут кредиты (и уменьшается, когда они гасят тело долга) и когда государство платит пенсии, пособия и т. д. (и уменьшается, когда собирает налоги, штрафы и т. д.).

По информации, взятой из доклада «Денежный мультипликатор в современных денежных системах» автора Вадима Грищенко, консультанта департамента исследований и прогнозирования Банка России, существует два основных способа создания денег банками: кредитование и покупка активов у небанковских организаций или людей. Они оказывают идентичное влияние на денежную массу – в обоих случаях она вырастет на сумму кредита или сумму сделки.

Коммерческий кредит (то есть кредит, выданный не банком, а обычной организацией) не создает деньги, а перераспределяет часть своих активов, поэтому коммерческий кредит не увеличивает денежную массу. Различие в том, что когда банк выдает кредит, он создает новые деньги. Поэтому взятие микрозайма, например, не увеличивает денежную массу, так как МФО – небанковские организации, у них нет резервов и корреспондентских счетов в Центральном банке.

Ниже два слайда из презентации Вадима Грищенко «Деньги. Денежные системы. Экономическая политика» по механизму создания денег и тому, как это отражается в бухгалтерском учете. Красным выделен прирост денежной массы.

Краткий вывод: новая ипотека или потребительский кредит – это создание денег из воздуха или тот самый печатный станок. Пенсия или пособие по инвалидности – точно так же печатание денег, и даже неважно, были ли эти деньги собраны заранее в виде налогов или нет, механизм создания денежной массы тот же.

Противники монетарных стимулов на уровне руководителей министерств заявляют, что из-за этого будет инфляция, но какая и когда конкретно она будет, они сказать не могут. Это делает их позицию неуязвимой для критики, потому что если инфляция будет через 10 лет, то хронологически это после, значит, они были правы. Также они не могут объяснить, почему взрывной рост ипотеки (которую заемщики будут возвращать 30 лет) после введения льготных ставок не приведет к инфляции, а помощь бизнесу из-за COVID-19 или единовременные выплаты из-за него же – приведут.

Возвращаясь к ситуации в России, причинами инфляции являются следующие факторы:

  • санкции из-за спецоперации;
  • последствия COVID-19;
  • логистические и инфраструктурные проблемы, вызванные первыми двумя пунктами, как следствие – рост издержек;
  • рост курса доллара и евро (в то время, когда был рост);
  • сокращение запасов на складах, что вынуждает производителей повышать цены;
  • сокращение поставок импортных компонентов;
  • монополистические сговоры;
  • сокращение инвестиций (внешних и внутренних);
  • повышение спроса на отдельные группы товаров и услуг (например недвижимость).

Одна из претензий к деятельности Банка России времен Набиуллиной и Минфина времен Силуанова – в излишне консервативной денежно-кредитной и фискальной политике, особенно во времена пандемии. Целями являются таргет по инфляции и сбалансированный бюджет, а не рост доходов населения и экономики страны, которые воспринимаются как побочный эффект, который может наступить или не наступить. В частности, Банк России любое, хотя бы отдаленное восстановление экономики воспринимает как перегрев и реагирует на него ростом ставок. Разумеется, про печатание денег в виде количественного смягчения речи не идет.

Когда экономика на спаде и под санкциями, чтобы из нее выбраться, надо стимулировать совокупный спрос, и стимулировать его придется за счет государства, потому что у остальных экономических агентов банально нет средств: домохозяйства в совокупности не могут потреблять на том же уровне, и бизнес в совокупности не может больше инвестировать, нанимать людей и платит им привычные зарплаты без внешних стимулов. А это значит, что необходимо включать печатный станок, это один из очевидных способов избежания еще больших проблем с падением уровней дохода в краткосрочной перспективе.

Кроме того, в инфляции нет корня зла. Для экономики намного лучше иметь инфляцию в 8% и темп роста экономики в 10%, нежели инфляцию в 4% и отрицательный рост. Самое бурное развитие мировой экономики попало на 1950–70-е годы, как раз тогда, когда центральные банки видели своей целью рост экономики и не были так сильно озабочены инфляцией, как сейчас.

К счастью, в риторике Банка России есть и положительные стороны. Так, в середине апреля Эльвира Набиуллина выступила на очередном совещании, где, возможно впервые, публично признала, что инфляция в России – это не перегрев на стороне спроса, а причины нужно искать на стороне предложения, в том числе в немонетарных факторах: «При этом и в мире, и в России сохранялись ограничения со стороны предложения и услуг – ограничения, вызванные тем же ковидом, и, как следствие этого, инфляция выше целевых уровней в большинстве развитых и развивающихся стран и в России».

Выводы

До спецоперации инфляция оставалась последним прикрытием экономических консерваторов от того, чтобы участвовать в экономическом росте страны. Самоцелью и показателем успешной работы ставилась инфляция в 4%, которая достигалась за счет подавления совокупного спроса и не всегда понятных методик подсчета этого показателя Росстатом. Сейчас уже не получается и это, что вынуждает признавать ошибки в ДКП даже их авторов. Возможно, со временем Минфин и Банк России готовы будут скорректировать свои методички и поставят целью рост экономики и повышение уровня жизни населения.

К сожалению, своими действиями на Украине Россия загнала себя в экономический тупик на несколько лет вперед, независимо от того, когда эта спецоперация закончится. Последствия в виде санкций будут усиливаться, а это значит, что двузначная инфляция продолжится. Намерения увеличить площадь страны только усугубят ситуацию. Планы Банка России вернуться к таргету в 4% через пару лет выглядят наивными.

Для выхода из этой ямы необходимы скоординированные действия Минфина и Банка России с намерением не копить бюджеты и бороться с соломенными человечками, а восстанавливать экономику. Но понимая инертность обоих ведомств и мнимую независимость в принятии стратегических решений, надежды на скорое восстановление или низкую инфляцию мало, не в 2022 году точно.

Подписаться

Понравилась публикация?

Подпишитесь на еженедельную рассылку от Zaim.com и будьте в курсе последних событий


 
Комментарии

| ответить